Воскресенье, 21.01.2018, 09:17
Приветствую Вас Гость | RSS

Мир Слэша и яоя

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 3 из 3«123
Форум » Проект The World of Slash and Yaoi » Гарри Поттер. Фанфики » Я покажу тебе кино... (вторая часть "сказки" ;))
Я покажу тебе кино...
LesichДата: Пятница, 16.05.2008, 20:27 | Сообщение # 31
частый гость
Группа: Проверенные
Сообщений: 273
Репутация: 6
Статус: Offline
Joe, вру я) Меня просто сегодня посетила муза, и сейчас я пишу маленький рассказик. Если ты не уедешь в ближайшие два часа, то, наверное, увидишь первую главу и скажешь, что это полная гадость)

У меня все в порядке с личной жизнью. И знаешь, почему? Потому что у меня ее нет! (с) Йоко ака Аями Принц ака Lesich
 
JoeДата: Вторник, 20.05.2008, 19:17 | Сообщение # 32
частый гость
Группа: Проверенные
Сообщений: 300
Репутация: 7
Статус: Offline
Эпизод одиннадцатый. Кадр первый.

Новый год. Везде.

Считается, что новый год – праздник. Мэри Сью считает это чушью, как и Северус Снэйп, Драко Малфой и Невилл Долгопупс. Сейчас без пятнадцати одиннадцать. Рассмотрим их дислокации. Мэри – кабинет начальства, то бишь её. Невилл – комната Долгопупсов. Драко – комната отца. Северус – кабинет начальства.
Надо отметить, что в кабинете красуется маленькая ёлочка – дань традициям для посетителей.

Сью.

Слава всем богам, мне удалось уговорить Тонкс уехать на “праздник” к родителям или куда она там хотела. А то бы она сейчас носилась по кабинету и истерила. А сейчас хорошо – Северус чёрным комком сидит на кресле и прихлёбывает кофе. Спокоен как удав. Внешне.
- Значит так, сейчас я погружаюсь в, своего рода, сон. – Как бы объяснить всё так, чтобы не объяснить, но и, чтобы он больше ничего не спрашивал… - Что бы здесь ни происходило – ни в коем случае не буди меня.
Угукнул. Типа понял.

Смена декораций.

Что ж, сегодня мне нужна дверь Долгопупсов. Я направляюсь к этой маленькой перламутровой дверце. Думаю, если всё правильно сделать – проблем не будет.
Открываю дверь. Кошмар. Прямо передо мной – два огромных мозга. Это просто ужас какой-то: светло-бежевая масса, испещрённая огромным количеством извилин, бороздок, закорючек, загогулин. Да, Тень постаралась на славу. Что ж, начнём.
Первый мозг. Мне нужны нейроны. Приходит мысль, что надо мозг поманить на себя, и масштабирование увеличится. Что ж, делаем это. Ага-ага. Вот эта безусловная реакция. Точнее, дуга безусловной реакции. Только, без звена “раздражитель”. Сразу реакция. Рефлекторное кольцо, мля.
Итак. Для начала расцепим кольцо. Это не очень сложно, если не считать жгучую боль в подушечках пальцев. Да, мир Долгопупсов их тоже не отпускает. Боль пока что терпимая. Как если попробовать раскалённый утюг. Но, ведь могло бы быть и хуже?
Теперь просто болевая реакция. Нейроны я убрать не могу, так что можно попробовать перенаправить их. В удовольствие нельзя – тоже будут сумасшедшие, но на другой почве. А пальцы пока что отдыхают… В голод? В страх? В сон? Нет, нет, нет… Что же делать? Это я как-то не продумала… Так… а что, если в условную реакцию переместить?.. Интересно, в какую лучше?
О! Вот тут у нас есть любовь к сыну. Не пойдёт, мальчишке судьбу сломают. Ненависть к Волдеморту. Тоже не то, уже отгремело всё. Хм… а если взять, например, одному – любовь к чтению? Если мы уже убрали кольцо, то вроде бы ничего разрушительного не принесёт…
Нахожу упомянутую связь стимул-реакция и добавляю ещё одну реакцию. Вот теперь боль нарастает со страшной скоростью и силой. Надо сказать, что это очень неприятно. Вы когда-нибудь пробовали сдавать кровь раскалённому утюгу? Нет? Попробуйте – поймёте, насколько неприятно… А надо максимально точно всё делать, без погрешностей и отступлений. Наконец, последний нейрон из реакции присоединён куда надо и всё готово. С первым мозгом.
Чёрт! Пальцы покрылись коркой крови. Первый мозг исчез. Ладно, со вторым разберусь позже…
Хотя нет. Если позже – может всё накрыться из-за какой-нибудь дряни… Раз уж взялась, надо действовать.
Второй мы переключим на любовь к растениям.
Ты же операция. Вот теперь я поняла, что погорячилась с определением самых мерзких ощущений. Пальцы распухли, сочатся кровью и какой-то хренью подозрительно похожей на гной. Второй мозг исчез. Так, надо быстро-быстро-быстро убираться отсюда. Не хватало застрять в этом мире без его обитателей.
Вот и дверь, ручка. Тоже жжётся. Перекрёсток. Реальность. Была бы не так упёрта – всё бы бросила, к чёртовой матери.

Кадр второй. Снэйп.

Какое-то время ничего не происходило – сон как сон. Потом у Мэри начали подёргиваться пальцы – ну мало ли что может сниться. А потом она начала слабо стонать, а из пальцев начала течь кровь. Тут я занервничал. Если бы она не предупредила – начал бы будить. А тут оставалось только кофе допивать. Пятую кружку.
Снова всё стихло.
И началось по новой. Только стоны стали громче, крови больше и к ней добавилось что-то ещё.
Наконец, Мэри пришла в себя. На этот раз она не отрубилась. Села на кровати и попросила обезболивающего.
Я принёс ей и болеутоляющего, и заживляющую настойку из растопырника. Смочил бинт в настойке и забинтовал руки полностью. Так, на всякий случай.
- Так ты мне объяснишь? – Я закончил обрабатывать раны и теперь ждал развёрнутого ответа.
- Пойдём. – Нет, это не то, чего я ждал.
Мы поднялись на второй этаж, зашли в самую большую комнату. Там, вроде бы Долгопупсы были. Она, не стуча, открыла дверь. Я думал, что меня уже ничто не может удивить – после Лорда-то и Дамблдора. Ан, нет. Мэри Сью и Долгопупсы могут. В комнате горел ночник, освещая скромное убранство и три, сжавшиеся в комок фигуры – обнимаются.
- Мэри?
- Да, они пришли в себя.

Кадр третий. Люпин.

Вот Мэри не могла сказать, что Сев будет работать в новый год?! А я мучался, страдал, метался. И ради чего? Чтобы сегодня с утра услышать холодный отчёт, что идёт на работу?!
В итоге, отмечаем втроём: я, Сириус и Тонкс. Скучно, грустно, мерзко и пакостно. Это не новый год, это поминки какие-то.
На столе стоит что-то приготовленное Тонкс. Страшно – она никогда не блистала кулинарными талантами. Сириус угрюмо таращится в бокал с вином – видимо, хочет огневиски. Тонкс нервно перебирает столовые приборы. А я сижу. Вот так вот. Тупо сижу и предаюсь апатии.
- Так! – Вот, Тонкс не выдержала и сошла с ума. – Мы все сейчас же едем в Лондон. В центр.
Ну, я же говорю – спятила. Она хоть представляет, что с нами сделают Мэри и Сев?!
Препираться бесполезно.

Заскочив по пути в небольшой круглосуточный магазинчик, мы добираемся до центра. Странно, в кабинете никого нет. Стоит какая-то чашечка из-под зелья и валяются обрывки бинтов. Тонкс напряглась. Я принюхался:
- Накрывайте стол, я сейчас приду. – Я иду по тонкому следу: горький запах какого-то растения, стерильный запах бинтов, терпкий запах мужского пота и свежий – одеколона, запах отчаяния и женских духов. Вот они, в палате Долгопупсов… Да, я не ошибся. К лёгкому запаху удобрений от Невилла добавляются ещё два… Так когда-то пахли Алиса и Фрэнк… Заглядываю через спину Сева в комнату. Голова начинает кружиться, и мне приходиться облокотиться о плечо Северуса, чтобы не упасть – они пришли в себя. Тридцать два года в Мунго – безрезультатно. Меньше года у Мэри – и пожалуйста.
Она – гений.
Тяну их обоих за рукав, не фиг мешать чужому счастью.

Кадр четвёртый. Малфой.

Слышатся какие-то звуки: шорохи, всхлипы, ругань. Я выползаю из отцовской комнаты. Не то, чтобы мне так уж был дорог мой предок, но кроме него у меня никого нет…
Спускаюсь вниз. Точнее, начинаю. По пути меня перехватывает мисс Сью. Она затаскивает меня в какую-то из пустых комнат – их уже немного осталось.
В комнате темно и пыльно. Включаю свет. Она впихивает мне в руки за-жи-гал-ку:
- Прикури мне сигарету.
Только сейчас я замечаю, что руки у неё перебинтованы.
- Что с вами?
- Издержки производства. Драко, скажи, как чувствует себя Люциус?
А то сама не знает…
- Не знаю… а что? – Как-то странно, что она заговорила об этом именно сейчас.
- Да нет, ничего. Скажи, а у него были какие-нибудь интересы, мании или фобии?
- Ну… была одна – мания чистой крови рода Малфоев.
- Скажите, а вы, случаем не гей? Нам бы это очень пригодилось.
Хы?
- Нет, не гей.
- Жаль, очень жаль… Быть может, вы хотите присоединиться за нашим скромным ужином?

Кадр пятый. Тонкс.

Какого хрена она припёрла этого мерзкого, подлого, грязного, самовлюблённого, эгоцентричного, пидерастичного красавчика сюда?! Так бы посидели в тёплом кругу, а потом, после полуночи бы занялись тем, чем занимаются все нормальные пары в новый год. Правильно, сексом. А она взяла, обломала. Кайфоломка.

Стоп. Снято.


- Харухи! Две девушки не должны целоваться! И это говорит папа-трансвестит... Не очень убедительно (с)
 
LesichДата: Вторник, 20.05.2008, 19:47 | Сообщение # 33
частый гость
Группа: Проверенные
Сообщений: 273
Репутация: 6
Статус: Offline
Долгопупсов вытащили) Класс) Меня больше всего проперла фраза "Вот, Тонкс не выдержала и сошла с ума" XD В целом, мне понравилось, ждем-с дальше)

У меня все в порядке с личной жизнью. И знаешь, почему? Потому что у меня ее нет! (с) Йоко ака Аями Принц ака Lesich
 
JoeДата: Вторник, 03.06.2008, 22:39 | Сообщение # 34
частый гость
Группа: Проверенные
Сообщений: 300
Репутация: 7
Статус: Offline
Lesich, гы))) пасябо) Буду писать по мере выписки из милого пансиончика "Творческий кризис за неимением стимула"

Добавлено (21.05.2008, 22:11)
---------------------------------------------
Эпизод двенадцатый. Кадр первый.

- Что?! – Я уже не говорю, я визжу. Напротив меня сидит Мэри, Сев помогает ей курить (вот никогда бы не подумала, что он такой душка), Ремус за мной наблюдает с какой-то ехидцей, и Малфой безразлично потягивает вино. – Я?! С этим… этим… этим гипогрифьим экскрементом целоваться должна?!
- Именно. И, пожалуйста, Драко отнюдь не экскремент. Он вполне симпатичный молодой человек. – Мэри выдыхает дым.
- Но… Мэри… я ведь тебя люблю… - я уже не ору. Мне хреново, хочется плакать и забиться в угол, покрыться пылью, жалея себя…
- Мда? А, судя по тому, как ты упорно отказываешь мне в подобной мелкой помощи, это не так… - Ну не провокатор ли? Вот и я говорю…
- Ладно… Где? Когда? Как? Сколько раз?
- Ну. Можно и сегодня, в комнате мистера Малфоя старшего. Как? Пылая нежностью и страстью. В образе… кхм… скажем, мистера Поттера.
Всей толпой подавились. Малфой – своим вином, Ремус – серебряной ложечкой, Северус – окурком, а я – своими слюнями.
- ЧТО?! – А это уже визжат все, кроме Сева. Видать, он в курсе всего.

Кадр второй. Смена декораций. Сью.

Это задумывать стоило хотя бы ради выражения их лиц. Что ж… идём к Малфою.
Подглядываю в замочную скважину серой скучной двери в его серый скучный мирок. Стыыыдно. Хотя, вру. Не стыдно. Специальные психологи – самые циничные существа на свете, ибо они знают все механизмы как физиологии, так и души. Бу-га-га.
На сером туманном занавесе появляется экран. Волдеморт куда-то испаряется. Малфой таращится на экран. Да… Там любопытно.
Тонкс всё-таки превратилась в полукровку Поттера, и теперь они с Драко предавались страсти. Думается мне, Сев дал им что-то типа афродизиаков или зелья, повышающего актёрские способности. Малфой в большом ах.. удивлении.
А теперь надо быстро-быстро-быстро…
Врываюсь в его обитель, пока он тупит и тормозит. Хватаю его за руку и несусь к двери. Он настолько ошеломлён, что даже не сопротивляется. В начале. А потом – шлёпнулся на землю и заистерил:
- Нет! Не хочу! Сын меня предал!!! Здесь мой Лорд!!! – появился этот красноглазый перепивший отморозок в своём балахоне. Пришлось поспешно ретироваться.

Смена декораций.

Мне кажется, али Перекрёсток стал больше? Ох ты! Сегодня есть дверь “Тьма”. Отличненько, заглянем…

Смена декораций.

- Привет, Мэри… Я тебя ждала. – Тьма опять стала пухлой блондинкой.
- Вау. Почему я не удивлена?..
- Для начала, я хочу сказать тебе кое-что о Люциусе… У тебя, чтобы вытащить его, осталось три дня.
- Что? – Как-то несправедливо и обидно. – Но ведь Долгопупсы больше тридцати лет психами ходили.
- Угу. Но они же сопротивлялись. А он ищет своего безумия. Это раз. А два – он чувствует себя обузой. Даже у него есть совесть.
- Вау. Теперь я удивлена. – Хотя, почему бы и нет…
- А сейчас, я хочу тебе кое-что показать…
Тьма направилась к выходу на Перекрёсток. Никогда бы не подумала, что она может там путешествовать. А хотя, почему бы и нет?..

Смена декораций.

- Вот смотри. – Тьма останавливается на Перекрёстке. – Думаю, ты заметила, что это местечко увеличилось. Ты уже видела “Реальность”, “Сон” и психов. От тебя, надеюсь, не ускользнуло то, что чем сильнее сумасшествие, тем дальше от реальности… Так вот… Я хочу тебе кое-что показать…
Мы уходим от металлической двери в реальность. Всё дальше и дальше. Я не знаю сколько мы идём, видимо, долго. Никаких дверей, только серая масса тумана и какой-то мути. Это что же – коллективное бессознательное? Более известное, как классика литературы? Вероятно-вероятно.
Сворачиваем в какие-то коридоры, закоулки и прочее, и прочее. Наконец, мы останавливаемся возле огромных золотых ворот – самые последние в этом месте. С резьбой и украшением из гобеленов. И надписью: Альбус Дамблдор.
- Вау. Самый большой маразматик – министр магии. Шикарно-шикарно. А чёй-то ты решила меня сюда препроводить? – Подозрительно зыркаю на Тьму.
- Одна бы ты не нашла… А тебе скоро пора делать выбор.
- Какой?
- Большой. Кстати, тебе это пригодится. – Она суёт мне что-то в руку и растворяется на Перекрёстке.

Пытаюсь найти выход в реальность. Через какое-то время получается.

Кадр третий. Смена декораций. Снэйп.

Малфой нервно мерил шагами кабинет – интересно, чего он больше хотел: спасти своего отца или кинуть в безумии. Но чего-то хотел.
На моей памяти это – самое длительное “отсутствие” Мэри. Почти пять часов. Наконец, она просыпается:
- Мне очень жаль, Драко, но у нас осталось три дня, чтобы вытащить его оттуда. Есть предложения? – Что за манера – сразу к делу?!
Мальчишку как мешком прибили:
- Мхм?
- Он не хочет выходить оттуда. А сейчас советую всем чайку попить.
Она как-то странно ходит, будто что-то прячет в складках одежды… Когда все допивают свою третью кружку, я их выпроваживаю, лично проследив за тем, чтобы они ушли как можно дальше.
- Что ты прячешь?
- Что?
- Ты глухая или с ЗПР (ПА: задержка психического развития)? – Мэри достаёт какую-то круглую колбу с жидкостью и бумажку:

Мэри, это зелье поможет тебе перенести в наш мир одного человека. Рассчитано на несколько часов.
Чтобы попасть сюда, человек должен выпить одну чайную ложку со стаканом воды.
Думаю, ты не ошибёшься в Выборе.

Твоя Тьма.

Ни хрена не понял. Поднимаю левую бровь, чтобы выразить всё своё негодование и недовольство этим фактом.
- Давай завтра. Я очень устала. – Мэри и правда выглядит не ахти. Мягко говоря, как высушенная смоква.

Стоп. Снято.

Добавлено (03.06.2008, 22:39)
---------------------------------------------
Эпизод тринадцатый. Кадр первый.

Сью.

Каждый день я заходила к Люциусу в сознание. Чего я только ни делала: и уговаривала, и шантажировала, и мозг перенастроить пыталась, и в Волдеморта игралась – ничего. Никаких результатов. В итоге, три дня прошло, и его двери появился огромный амбарный замок. Драко смирился с этим. Был бы Люциус животным – предложила б усыпить…
Итак, сегодня уже пятое января… Скоро очередной бредовый праздник. Что ж, пора браться за основное дело…

Кадр второй. Смена декораций. Снэйп.

- Знаешь, мне надо с тобой поговорить… - Мэри сидит у меня на кухни и пьёт кофе. Видимо, тема разговора тяжёлая, выглядит как студент на срезовой. - Точнее, допросить…
- Вот даже как… Ну что же, попробуй.
- Значит так, первый мой вопрос: как ты нашёл меня? Я имею в виду тогда, когда пятнадцать лет в гробу спал.
Да, наверное, отсюда у магглов пошли все их сказки про вампиров.
- Не знаю… Просто когда в меня попало заклинание, и я, скажем так, расщепился, я увидел тебя. Маленькую такую, миленькую, как поросёнок. А потом я просто периодически наблюдал за тем, как ты росла… Поросёночек рос, рос, и выросла большая…
- Что?!
- Ну, что выросло, то выросло. Что ещё тебя интересует?
- Много чего. Помнишь, когда ко мне прилетел ворон? У него сначала был просто ушиб мягких тканей крыла, а потом с какого-то перепугу опухоль развилась… Что можешь сказать?
- Ну… - Она что-то буркнула, отдалённо напоминающее “многозначительно”. – У меня есть два предположения. Только предположения. Первое – просто птица была травмирована, а потом просто так совпало, что опухоль образовалась. Второе – просто нам уже оставалось мало времени, и ворон начал саморазрушение.
- В таком случае, если бы я тебя не смогла найти, ты бы помер?
- Угу.
Какое-то время она молча сидела, потом подозвала к себе чашку кофе и рассеяно начала прихлёбывать его. Интересно, когда она добилась таких успехов в магии? Партизан хренов. Потом она молча встала и ушла в зал. Видимо, сегодня она не уйдёт. Что ж, не впервой.

Кадр третий. Люпин.

Когда я пришёл домой, в зале сидела Мэри, склонившись над какими-то бумагами. Из-за постоянной работы с документами в душных помещениях, она покрылась жёлто-зелёным оттенком. Я прошёл и сел в кресло напротив. После нескольких минут молчания я громко вздохнул, привлекая внимание.
- Рем, что там крутится в твоём воспалённом сознании? – Мэри даже оторвалась от своих бумажек и посмотрела на меня так, что в миг отбила всё желание связанно и членоразборно выражаться.
- Ничего. – Я удивлённо пожал плечами и поспешил ретироваться к Северусу, в спальню.

Кадр четвёртый. Камера, дальше. Ещё дальше. Ну ты можешь наверх и вбок?! Вот так!

Северус сидел и читал какую-то глупую статью по истории тёмных искусств. Глупая, субъективная записочка смертника, приговорённого к Аваде. И больше ничего, ни точных дат, ни событий… Сев с раздражением захлопнул очередной журнал, всё больше и больше убеждаясь в необходимости самостоятельного написания подобной статьи.
Ремус поднимался по лестнице, размышляя на вечные темы, а именно: с каких это пор он боится Мэри Сью; что делать с всё усиливающимся раздражением Сева на его, Ремуса, скромную персону; как разорваться между Севом и Сириусом. Какие-то не очень весёлые мысли.
Войдя в комнату, он увидел, что Северус готовится ложиться спать. Видимо, он опять на что-то взбесился. Главное – не спрашивать, тогда под раздачу не попадёшь. Вот Рем и не спрашивал. Приняв душ, он сам пролез под одеяло и обнял Северуса.
Он совсем не настраивался на секс, нет. Он просто поцеловал своего любовника в шею, лизнул ушко, вернулся к шее, спустился к лопаткам, а потом – к ягодицам. Нет, он совершенно не ожидал глухого стона, когда исхитрился и достал таки губами член своего любовника. И уже конечно не подозревал, что за подобными ласками обычно идёт неминуемая эрекция.
Зато то, что Северус позже подомнёт его под себя, Рем прекрасно знал. Он слишком устал, чтобы претендовать на что-то кроме пассивной роли. В момент проникновения члена в тугое колечко мышц, болевой рефлекс взял верх над половым инстинктом, и, соответственно, эрекция пропала. Но когда головка ткнулась в простату, она, эрекция то бишь, начала возвращаться на законное место.
Пара сильных толчков любовника и Люпин, говоря простым языком, кончил. Через ещё парочку движений бёдрами Северус тоже пережил счастье эякуляции и утомлённый повалился рядом.
Откопав на тумбочке палочку и пробормотав очищающее заклинание, Рем обнял любовника и уснул.

Камера назад.

Кадр пятый. Снэйп.

Я ещё долго не мог заснуть, поэтому решил почитать и попить чаю или кофе. Чтобы не мешать оборотню, я спустился в гостиную и обнаружил там Мэри, запечатывающую какие-то письма. Она подняла на меня глаза, и устало улыбнулась:
- Хорошо, что ты пришёл… Я хочу тебя кое о чём попросить.
- М?
- Отдашь эти письма адресатам. А вот и твоё. – С этими словами она протянула мне шесть писем: Драко, Рему, Тонкс, Блэку, Долгопупсу и мне. – Прочитаешь своё завтра. А сейчас – выпей это.
Она протянула мне стакан воды и устроилась поудобнее на диване, засыпая. Я почувствовал, что реальность куда-то уходит и повалился на пол.

Смена декораций.

Я открыл глаза и увидел серое пространство, будто окутанное дымом. Потом я заметил Мэри:
- Ну и где мы? – Я раздражён. Очень.
- Не знаю. – Шикарно. – Но я это место называю перекрёстком миров. Между осознанным и бессознательным. Идём, сам всё скоро поймёшь. Только здесь заблудиться легко.
Она взяла меня за руку и куда-то потащила. Можно сказать, вправо, если здесь есть направления. Я не спорил и руку не вырывал – да, здесь мерзко и потенциально заблудабельно.
Мы подошли к какой-то двери с надписью “Тьма”. Мэри открыла дверь и вошла, втащив меня за собой. В комнате было светло. Посередине стоял стол и три кресла. Одно было занято непонятной блондинкой.
- Северус, познакомься это Тьма. Она обычно не так выглядит. – Блондинка начала меняться и передо мной оказалась вторая Сью. Мистер Снэйп, вы сходите с ума.
- Мэри не любит, когда я – она. – С этими словами она вернулась в блондинистый образ – что ж так хоть они отличаются - и пожала мне руку. Видимо, она что-то передала мне, чтобы я не тупил и сразу знал, кто она, что это за место и что нас ждёт. Полезное умение.
Мы расселись по креслам. Первой заговорила Тьма:
- Для начала, Мэри, я покажу тебе возможный выбор. – На столешнице появилась картинка.
Мэри, чуть постарше, идёт за руку с каким-то парнем. Хмурая. С другим парнем – аналогично. С какой-то девушкой – идентично. И так до бесконечности. Но вот, ей по виду около тридцати пяти, она идёт с какой-то высокой блондинкой и УЛЫБАЕТСЯ. Даже смеётся.
Потом она с этой же блондинкой ругается, мирится, целуется, трахается.

- Это – твоя любовь. Ты найдёшь её и будешь жить спокойно. – Тьма с любопытством посмотрела на Мэри.
- Ты имеешь в виду – скучно. Это будет долго и занудно. А другой вариант?
Какое-то неизвестное мне место, похожее на кабинет какого-то важного бумагомарателя. Мэри такая же, как сейчас, даже в той же одежде, мёртвенно-бледная, а над ней склонился мужчина и аккуратно поднимает ей с земли. Постойте-ка. Это же я. Такой же, как сегодня. Это что же?! Сегодня?!
- Ну? – Тьма ещё раз посмотрела на Мэри. Та слегка побледнела, покусала губу и ответила:
- Я выбираю второй вариант.
Она точно психически не уравновешенная…

хиъКадр шестой. Сью.х.иъ

Снэйп молодец… неплохо держался. То ли его уже ничем не удивить, то ли все его психосоматические реакции подчинены его разуму. Завидую.
Мы долго шли до заветной двери. Прочитав имя, Сев поперхнулся, но, поймав мой взгляд, отложил расспросы до лучших времён.
- Значит так, Северус, от тебя требуются только две вещи: тихонько сидеть возле двери и ни во что не вмешиваться, - Тьма сделал многозначительную паузу, - и после того, как всё закончится унести Мэри из этого мира… Иначе, ей очень сильно не повезёт. Точнее, она просто окажется в ловушке чужого разума и собственного тела. Ни смерть, ни кома, ни жизнь, ни сумасшествие… Думаю, ты понял.
Северус коротко кивнул, и я открыла резную дверь.
Сейчас я буду описывать всё нудно. Но вы в своём сознании нажмите на кнопку перемотки, потому как всё было раза в два-три быстрее.
Итак. Как только дверь открылась, Тьма приняла свой исходный облик и взметнулась сгустком сумерек у меня за спиной. Втроём мы вошли в кабинет министра магии. Альбус Дамблдор сидел и строчил что-то на дорогом пергаменте, низко склонившись к столу, так, что кончик его безвкусной сиреневой шляпы касался пера. Услышав шаги, он поднял голову и улыбнулся. Сначала. А потом оскалился:
- Моя милая Мэри! Вы навестили меня. О! И Северус здесь. Полагаю, вы единственная, кто понял, что я на самом деле невменяем!
Министр отбросил перо и бросился на меня. Точнее, попытался – Тьма преградила ему дорогу. А потом начала “процедуру слияния”. Она как можно быстрее старалась соединиться с моим сознанием (или что там сейчас присутствовало). Но боль была вполне физическая. Сначала в мозгу взорвалась раскалившаяся до предела лампочка Ильича, осколки разлетелись и поврезались в нейроны. Потом я почувствовала, что нос и уши заложило, горло запершило. Грудь стянул невидимый титановый обруч. Плечевые, локтевые и коленные суставы выходили из своих сумок и выворачивались под углом девяносто градусов. Бедренные, берцовые и лучевые кости растягивались, скручивались, проспираливались… А потом всё кончилось. Процедура завершилась полным объединением.
Альбус стоял и ухмылялся, а потом достал палочку.
- Здесь же такая магия не действует! – По крайней мере, так говорила Тьма.
- Но только не для меня… - Альбус начал истирично швыряться проклятиями. Я (точнее, мы с Тьмой, но это слишком долго писать) воздвигала один защитный барьер за другим. Нечто, по виду похожее на прозрачную стену с вязью языческих узоров.
Потом у Министра закончилось дыхание – моя очередь наступать. А магия языческих Богов, да и вообще магия природы, более древняя и более сильная. Но для её творения надо больше времени и сложные духовные и физические комбинации. Я начала произносить уничтожающее проклятие. Это не просто убийство. После простой смерти человеческая душа переродится. Это уничтожение всей базы данных – полное удаление всей психики. Сознания и подсознания, опыта и знаний, воспоминаний и планов. Всего. После такого шансов нет ни у кого. Альбус продолжал бросаться какой-то дрянью. Я старалась не обращать внимания. Кожу щипало, жгло, рвало на кусочки. Но это всё мелочи… Главное – успеть, закончить до того, как я помру тут.
Наконец, сложная вязь из языческих знаков и рун была закончена. Оставалось только вложить через открытые ладони почти всю силу. Почти. Чем хороши такие древние проклятия, так это сложной траекторией передвижения. Читай: самонаводящаяся ракета.
Альбус честно пытался сбежать или защититься от этого кошмара. Но когда против человека играют Боги – всё бессмысленно. Нет, не думайте, у меня нет мании величия.
Глаза Дамблдора опустели. Он стал тихим психом. Но это ещё не всё. Надо отрезать пути к отступлению. В языческой магии самое простое – заклинание смерти. Разрушать легче, чем создавать. Да и что такое смерть? Лишь переход на новый уровень. А убить – помочь в этом.
Ещё одна вязь символов, ещё одно движение ладоней, на сей раз закрытых, и всё. Дамблдор упал на пол своего кабинета.
А вслед за ним упала я. Последнее, что я почувствовала – чьи-то руки.

Кадр седьмой. Снэйп.

Я сделал всё, как и обещал. Когда мне удалось выйти с Мэри в реальность, я ужаснулся: от её тела остались какие-то ошмётки. Где-то обгоревшая кожа, где-то обломки костей, где-то – куски внутренних органов.
Я со стоном осел на пол. Я видел много смертей, но эта – сама противоестественная из всех. Но через какое-то время всё начало возвращаться в исходный вид: кости срастались, покрывались мышцами, кожей, органы “вставали” на свои места. И вот, передо мной Мэри. Такая же, как всегда. Только через чур бледная и холодная. Слишком неживая. Совсем мёртвая.
Где-то хлопнула дверь. Кто-то вошёл.

Кадр восьмой. Люпин.

Когда мы с Тонкс вошли в дом, я почувствовал приторный запах свежего трупа. По загривку пробежала дрожь. Я рассказал о запахе Нимфадоре, и мы кинулись в гостиную. Там мы обнаружили бледного, как снег, Северуса и слегка синюшную, будто покрывшуюся инеем, Мэри. Сев сидел на коленях перед диваном, на котором лежала Сью. Видимо, Северус как рухнул от потрясения, так и остался сидеть. Вот только от него не пахло потрясением. От него пахло отчаянием, страхом и… пониманием.
Я попытался поднять его и усадить на кресло, но он не поддавался. Пришлось силком брать на руки и переносить. Нимфадора всхлипывала на груди у Мэри. А я не мог поверить. В доме не пахло ничем: ни снотворным, ни ядом, ни Авадой, ни колющими и режущими предметами, ни инфарктом, ни инсультом. Так как же женщина моложе тридцати могла умереть? Надо будет узнать у Северуса.

Кадр девятый. Тонкс.

Северус отдал мне и Рему письма и удалился куда-то. Я ушла на кухню. Там меньше всего чувствовалась английская зима и смерть. Надо ещё похороны организовать… но я не могу…
У меня трясутся руки. Я кое-как наливаю себе кофе и сажусь читать. Слёзы ещё не высохли, на глаза набегают новые, строчки расплываются. Наконец, мне удаётся прочитать:

Моя милая Нимфа,

Нет надобности говорить что-то, типа «Если ты читаешь это письмо…». Я и так знаю, что мертва. И ты тоже это знаешь. Прошу тебя не плачь из-за подобного пустяка. Жизнь ведь на то и жизнь, то имеет свойство заканчиваться.
Знаешь, тебе не повезло. Ты умудрилась влюбиться в самую сумасшедшую, циничную и глупую женщину в мире. Ну скажи мне: какая девушка предпочтёт любви и счастью авантюру и смерть?! Поэтому не стоит плакать по мне. Я этого не стою. Я вообще недостойна тебя. Ты начнёшь спорить и орать, но это так и есть. Ты рождена, чтобы быть любимой, счастливой и беззаботной. А что ты получила? Кучу проблем с психами, холодную нелюбовь и, в конечном счёте, несчастье.

Я не прошу простить меня. Такое не прощают. Просто забудь. Меня, наше знакомство, наши ночи, наш последний почти год…

Тут я не выдержала и разрыдалась. Стараясь держать письмо подальше от глаз, чтобы не намочить, я продолжила чтение.

Забудь. Так тебе будет легче. Ты найдёшь себе спутника или спутницу жизни и спокойно заживёшь в любящей семье. Забудь.

И никакой подписи, даты или ещё чего-нибудь. Ну да, она же сказала: забыть. Как она себе это представляет?! Забыть лучшее, что со мной случалось?! И пусть я слишком уставала, чтобы лишний раз это подчеркнуть, я любила и люблю её! И она это знает… Где бы она ни была, она знает… знает, что я не забуду.
Она не любит лилии и розы. Она любит красные герберы и чёрные тюльпаны. Я принесу их ей на могилу…

Кадр десятый. Люпин.

Я открыл письмо. Честно сказать, я боялся. Боялся того, что она могла мне сообщить. Как оказалось, не зря.

Мой дорогой Ремус,

Я должна была сказать это уже давно. Видимо, я никудышный психолог, раз не захотела сделать этого раньше. Помнишь, ты рассказывал, как влюбился в Северуса? Я долго размышляла над твоими словами…
И пришла к выводу, что ты заблуждался. Глубоко и надёжно. Ты не любишь его, и никогда не любил. Сначала ты был поражён фактом спасения и захотел сохранить этот момент в памяти и, повинуясь рефлексу, подобрал его палочку. Потом, зуб даю, ты долго вертел этот живой кусочек дерева в руках и думал о мотивах его поступка. Потом ты почувствовал благодарность, признательность и чувство вины. Чем больше, тем дальше. Шейкер встряхнули и из этого коктейля чувств родилась квазивлюблённость.
Я не утверждаю, что моё мнение единственно верное. И более того, я очень хочу заблуждаться… Но попробуй провести пару сеансов психотерапии или гаданий… тогда ты поймёшь многое, что не смогла осознать я.

Мэри Сью

Я не думаю, что она права… Нет, мне кажется, она совсем-совсем неправа…

Кадр одиннадцатый. Снэйп.

Я сначала связался с Долгопупсом, Малфоем и Блэком – передал им письма. И только потом распечатал свой конверт. Он был довольно пухлым.

Мой любимый и единственный друг,

*боги! Как патетично*

Начну с неприятного. В конверте лежит завещание – колупаться с ним придётся тебе. Успокаивать Тонкс и оборотня – тоже тебе. Кроме того, после моей смерти, ты становишься директором центра. Я оставила тебе ещё одно письмо, чтобы ты был вне подозрений аврората. В том письме бредни спятившей от усталости женщины, которой надоело жить.
Кроме того, думаю, ты уже понял, что и проблемы с похоронами тоже лягут на тебя. Прошу, кремировать меня. Прах раздели на четыре части: одну часть отвези в Россию, туда, где мы с тобой впервые встретились. Ворон помнит. Вторую – развей над океаном. Третью – закопай на любом кладбище. А что делать с четвёртой – решать тебе. Можешь наделать сувениров на удачу.

А теперь о главном. Ты, должно быть, недоумеваешь над тем, за что я так Альбуса.
Понимаешь, самые опасные психи – те, о которых общество не подозревает, что они умалишённые. Ты и сам заметил, читая газеты за последние пятнадцать лет, как он напортачил с чистокровными. Всё было бы не так страшно, если бы у него не было одного очень хорошего слуги. И ты, должно быть, уже знаешь его имя: Гермиона Грэйнджер. Если бы не эта девушка, можно было бы обойтись стиранием психики… *не удивляйся, мы с Тьмой уже всё обсудили* Но, поскольку Гермиона фанатична, его надо убить. Сейчас объясню.
Надо отдать должное его манипуляторским качествам. Он провернул всё так, что эта девушка свято поверила в его правоту. Уж не знаю, какие он доводы привёл, но факт остаётся фактом. Она поверила в его идеи и рьяно принялась исполнять его приказы. Думаю, она даже полюбила его… как может полюбить молодая женщина старика. Она не спрашивала причин и сама не хотела их искать. А ведь с её мозгами, она легко бы дозналась их. Но Альбус был умён. Он обезвредил самый мозг их поколения. А раз она ничего не делает, остальные могут расслабиться.
Думаю, завтра в «Пророке» будет две большие статьи: о смерти министра и о самоубийстве его правой руки.
Как я это всё узнала? Во многом помог тот прокол Гермионы с оборотным зельем, и, конечно, Тьма. Везде она.
Кстати говоря, сохрани мою палочку. Так, из сантиментов.

И, Северус, спасибо тебе. Благодаря тебе моя жизнь круто изменилась, наполнилась красками и жизнью.

Твоя Мэри.

О, Мерлин!..

Кадр двенадцатый. Письма.

Уважаемый мистер Малфой,

Приношу свои извинения. Вы можете оставить своего отца у нас в центре, но можете и увезти его. Так же как можете выбрать продолжать ли работать у нас дальше.

Мисс Сью

Уважаемый мистер Долгопупс,

Надеюсь, с вашими родителями всё в порядке и вы не поспешите покинуть наш маленький центр.

Мисс Сью

Дорогой Сириус,

Ты не представляешь, как я признательна тебе за то, что ты открыл мне глаза на мою силу. И пусть ты этого, возможно не помнишь. Всё равно, спасибо.

Сью

Эпизод четырнадцатый (типа Эпилог).
В котором использованы строки песни Йовин «Сказка»

Тьма вела меня какими-то закоулками. По пути мы обменивались малозначительными фразами о том, что всё было не так уж и плохо, что всё получилось…
Наконец, она привела меня в какой-то огромный зал и удалилась. Я прождала очень долго. Наконец, всё озарилось нестерпимо ярким светом. И голос произнёс:
- Выйди в центр.
Я подчинилась. И оказалась точно на стеклянном участке пола.
- Что ты видишь?
- Хм… небо, облака, город, людей… Жизнь и Смерть… Свет и Тьму… А что?
Голос ухмыльнулся. Свет потух и передо мной оказалась та полная блондинка, которой так часто была Тьма:
- Что ж… вот ты и закончила свой Путь… и я вместе с тобой… Я пойду навстречу своему будущему…. Искать гармонии и покоя… А ты, - тут она улыбнулась и протянула мне фотографию, - у этой пары скоро родится ребёнок. Ты будешь его Тьмой и Светом, его Ветром и Штилем… Через год он, точнее она, появится на свет. Это время ты потратишь, обучаясь нашей Тёмной премудрости. – Тьма ещё раз усмехнулась и растворилась.
Мне стало как-то грустно и одиноко без неё. Где-то открылись двери в очередную Школу. Я глянула на фотографию. Что ж, от судьбы не уйдёшь: на меня почти счастливо смотрели Рем и Нимфа…
Прорезь чёрной полумаски,
Тень склонённого лица…
Ты дослушал эту сказку,
Без начала и конца…

В фильме снимались:

Мэри Сью
Многогранная и многосущная Тьма, она же Тень
Северус Снэйп
Нимфадора Тонкс
Ремус Люпин
Сириус Блэк
Люциус Малфой
Драко Малфой
Гермиона Грэйнджер
Альбус Дамблдор
Гарри Поттер
Алиса Долгопупс
Фрэнк Долгопупс
Невилл Долгопупс
Джинни Поттер
Том Ридл, ака Тень Лорда Волдеморта
Барти Охр


- Харухи! Две девушки не должны целоваться! И это говорит папа-трансвестит... Не очень убедительно (с)
 
Форум » Проект The World of Slash and Yaoi » Гарри Поттер. Фанфики » Я покажу тебе кино... (вторая часть "сказки" ;))
Страница 3 из 3«123
Поиск: